Как сделать свои батончики мюсли


ЛОВЛЯ ОСЕТРОВЫХ РЫБ САМОЛОВНЫМИ СНАСТЯМИ (ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА)

ВНИМАНИЕ!

Ловля осетровых рыб крючковыми самоловами повсеместно, без каких-либо исключений, запрещена во всех регионах России как для любителей, так и как сделать свои батончики мюсли для промысловиков.

Материалы данного раздела предназначены исключительно для ознакомительного чтения!

Странная история происходит с осетрами и родственными им рыбами – чем больше их охраняют, тем меньше осетровых становится в водоемах. Причем резкое падение численности с удивительной неизбежностью следует за очередным витком запретов.

Одним из первых закручивать гайки в промысле «красной рыбы» начал еще царь Борис Годунов, который установил государственную монополию на ловлю осетровых рыб в Оке и Москва-реке (в XVI веке туда заходили из Волги не только осетры, но даже белуги). Как известно, старания царя Бориса пропали втуне, изобилия осетровых в указанных реках так и не наступило, – в Москва-реке их днем с огней не найти (вернее не с огнем – с эхолотом), в Оку осетры с Каспийского моря тоже не доходят, но хотя бы еще держится поредевшая популяция стерляди…

В середине XX века ловля осетровых рыб самоловами была повсеместно запрещена как для любителей, так и для промысловиков на основании того, что самоловные снасти калечат и жестоко ранят большое количество срывающихся с них рыб.

Однако крупнейший знаток рыб России и активный противник истребительных способов ловли Л. П. Сабанеев придерживался прямо противоположного мнения, по крайней мере когда речь заходила о ловле стерляди. Цитирую по его фундаментальному труду «Рыбы России»: «Заметим, впрочем, что стерлядь, почувствовав вонзившийся крючок, очень мало бьется и обыкновенно лежит очень смирно, почти не двигаясь, так что почти всегда имеет одну, и то небольшую ранку. Вред от ловли самоловами, как и всегда, заключается не в самой снасти, а в злоупотреблении ею – загораживании всего русла и в часто расположенных крючках, из-за чего вылавливается громадное количество молодой стерляди.

Потехин свидетельствует, что из ста стерлядей, пойманных крючками, в садке в течение нескольких месяцев уснуло толь-ко четыре. Данилевский тоже против запрещения крючковой самоловной снасти для стерляди. Эти рыбы крайне живучи и выносливы, и раны, нанесенные крючками, очень скоро заживают. По словам петербургских рыботорговцев, в крючной рыбе не замечается большей смертности, чем в ловленной сетями».

Как бы то ни было, к 1951 году самоловы (равно как и аханы,[2] и калады) безоговорочно запретили. Результат не замедлил сказаться: из рыбных магазинов очень быстро исчезли пирамиды из банок с черной икрой, бывшие приметой времени «сталинского изобилия», уплыли куда-то распластавшиеся в витринах осетры и севрюги… В морях и реках, что характерно, осетровых рыб больше не стало, количество их продолжило уменьшаться.

Затем в ловле осетровых происходили новые ужесточения, случались и послабления (для промышленного лова, например, в 1990 году, когда экономические эксперименты привели к острейшей нужде в валюте). Наконец, в 2008 году произошло эпохальное событие: вступил в силу «Закон о защите осетровых рыб». На ловлю их установлен полный мораторий – иначе, как заявил на созванной в честь события пресс-конференции глава Росрыболовства Андрей Крайний, осетров наши дети и внуки увидят лишь на картинках. И добавил, что всю конфискованную икру государство должно уничтожать (сразу представились обитатели больших кабинетов, самоотверженно, не покладая челюстей, уничтожающие черную икру).

Ну что же, если за охрану взялись с таким государственным размахом, то осетров и их родственников и в самом деле ждет быстрый и неизбежный конец. Пора рисовать картинки для детей и внуков.

Дело вот в чем: большая часть осетров в России всегда добывалась людьми, склонными выполнять лишь устраивающие их законы. Например, по оценке НИИ ЭРВНБ, лишь 20 % осетровых рыб на реках Сибири добывались легально. То есть лишь пятая часть ловцов станет исполнять новый закон. Теоретически пятая, на деле же гораздо меньшая. Пока можно было ловить законно – ловили. Безбожно перелавливали против устанавливаемых квот, при малейшей возможности допускали другие нарушения, – но все-таки оставались под каким-то контролем. Грянул полный запрет – значит, вновь уйдут на нелегальное положение, полностью бесконтрольное, как в 1970-1980-е годы. Будут продавать икру втридорога из-под полы, а выпотрошенные осетры и белуги отправятся не в коптильню, а на дно водоемов – бесполезно гнить, отравляя воду и воздух.

Ясно одно: самоловные крючковые снасти не будут уже разрешены никогда. И все их описания, что следуют ниже, стоит воспринимать не как руководство к действию, а как историческое чтение: вот так вполне успешно ловили осетров в те времена, когда их мало кто охранял, но много кто ел.

Две следующие главы – «Самоловная снасть» и «Шашковая снасть» – позаимствованы из книги профессора Ф. И. Баранова «Крючковые рыболовные снасти».

Самоловная снасть

По своему устройству крючковая самоловная снасть весьма похожа на перемет. Она также состоит из основной веревки-встежки, в которую встегнуты поводки с крючками. Но на ее остро отточенные крючки не надевают наживки, и лов ею основан (подобно лову на поддев) на том, что эти острые крючья зацепляют за бока случайно к ним прикоснувшуюся рыбу.

Крючки самоловной снасти, привязанные к поводкам около 40 см длиной, прикрепляются приблизительно через 25 см друг от друга к встежке, растянутой горизонтально на желаемой глубине. Поэтому если рыба идет на уровне снасти, то у нее весьма мало возможностей пройти, не задев за тот или иной крючок (см. рис. 11).

Рис. 11. Осетр, проходящий через самоловную снасть

Даже направляясь как раз между поводками, она неизбежно должна будет коснуться их при первом движении хвоста. Ясно, что при всяком прикосновении к поводку (см. рис. 12), каково бы ни было положение (1-е) крючка перед этим, он повернется своим жалом к прикоснувшемуся предмету (положение 2-е) и, наконец, при дальнейшем отклонении поводка зацепит этот предмет (положение 3-е).

Рис. 12. Зацепление рыбы за крючок самолова

Таким образом, достаточно без особого удара отклонить поводок (при обычных размерах снасти – на 15–20 см), и жало крючка коснется рыбы. Почувствовав укол, рыба рванется и зацепится окончательно, цепляясь при дальнейшей попытке освободиться и за соседние крючки.

Как видим, по результатам своего действия самоловная снасть близка к жаберным сетям; поэтому имеется много общего в установке столь различных по устройству орудий. Сходство это идет так далеко, что возможен, хотя и мало употребляется, плавной лов самоловной снастью, подобно плавным жаберным сетям.

Таким образом для успешного лова самоловной снастью требуется выполнение двух условий:

1) снасть должна быть расположена как раз на уровне хода рыбы;

2) рыба должна обладать достаточно мягкими внешними покровами, чтобы крючок мог вонзиться в них при самом легком прикосновении.

Поэтому самоловная снасть – орудие, приспособленное для лова осетровых, не имеющих чешуи. В виде исключения на самоловную снасть попадает и частиковая рыба, но сравнительно редко. Более часто попадает судак, цепляющийся брюшком около подхвостового плавника. Затем ловится «бельей» снастью (шашковой) белорыбица на нерестилищах, где рыба трется по дну, собравшись в более или менее значительном количестве. Наконец, самоловной шашковой снастью ловят налима.

Типы снасти

Установка и устройство снасти различаются в зависимости от того, каких слоев воды держится ловимая рыба.

Если рыба (белуга) держится средних и даже верхних слоев воды, то снасть удерживают на желаемой глубине посредством поплавков, плавающих на поверхности и привязанных к снасти на веревочках нужной длины. Если же рыба (осетр, стерлядь) идет по самому дну, то снасть кладут с таким расчетом, чтобы поводки захватывали слой воды на 30–40 см от дна.

При этом возможно и такое положение, что основная веревка снасти («встежка») лежит на дне, а крючки поднимаются вверх привязанными к ним поплавками (бабашками, шашками) или же крючки касаются дна, а встежка поднимается над дном с помощью привязанных к ней поплавков.

Наконец, возможна, хотя и мало применяется, двустенная снасть, являющаяся соединением двух типов.

Устройство снасти

Так называемая «обряда» снасти состоит из «встежки» – длинной веревки, в которую «встегнуты» поводки с крючками. На встежку для морской снасти идет веревка N 8/2, 8/3, 6/3 (ОСТ 431); на поводки – потоньше: N 8/3, 8/3,5. У облегченной снасти, применяемой главным образом в реках, делают и встежку и поводки из N 8/5.

Балбера

Поплавки, поддерживающие снасть на желаемой глубине, бывают двух родов: это или пучочки чакана, применяемые из-за дешевизны, или балбера, состоящая из нескольких кусков осокоревой коры, нанизанных на веревку, называемую «шейкой».

Постройка снасти начинается с того, что веревку вымачивают 2–3 дня в воде, просушивают и затем несколько раз проваривают в дубильном отваре, чтобы она сделалась мягкой, что важно для успешности лова. Затем нарезают поводки, прививают к ним крючки и встегивают поводки во встежку, как описано выше для наживной снасти. Нередко, впрочем, хлопотливую прививку крючка заменяют более простым, хотя и грубым привязыванием поводка к крючку. Встегнув 49–50 крючков, встежку обрезают и делают на концах ее петли. Так получается один «длинник» снасти, имеющий длину около 10–12 м. Расстояние между поводками обычно отмеривается таким образом, что встежка обматывается один раз вокруг кисти руки и этим определяется место для следующего поводца.

Вообще расстояние между поводками и длина их мало колеблются и бывают почти одинаковы и в белужьей снасти, и в шаш-ковой, употребляемой для лова стерляди. Дело в том, что длину поводков нельзя сделать много больше, чем расстояние между двумя соседними поводками, чтобы они не путались друг с другом при всяком колебании снасти (от течения, волн, при переборке и пр.).

Обычно поэтому, стремясь захватить поводками возможно более широкий слой воды, их и делают в 1,5–2 раза длиннее расстояния между ними. Лишь у снасти, устанавливаемой на мели, и у шашковой снасти, у которой поводок удлиняется «силком» с шашкой, делают расстояние между поводками примерно равным их длине.

Итак, если мы пожелаем увеличить длину поводков, чтобы захватить более широкий слой воды, то нам придется увеличивать и расстояние между поводками, что, очевидно, нежелательно. Если же мы пожелаем уменьшить расстояние между поводками, нам придется укорачивать и поводки.

Таким образом в большинстве случаев расстояние между поводками снасти делают 20–25 см, а длину их – 35–45 см. Построенный длинник снасти набирается на лещедку, как описано для «английской» снасти.

Загрузка снасти

Снасть грузится, то есть к ней подвязываются балбера, чакан и иногда камни, лишь перед самой установкой. Загрузка снасти имеет чрезвычайно большое значение. Если донная снасть загружена неудачно, то она не поймает ничего, тогда как будет ловить снасть, стоящая выше и ниже ее по течению. Обычно снасть загружается так, что количество балберы недостаточно для того, чтобы поднять ее на поверхность, и она погружается на дно. При этом тянут снасть ко дну главным образом крючки; когда они коснутся дна, дальнейшее погружение снасти прекращается.

Необходимо, однако, помнить, что на дне всегда имеются неровности, тогда как туго натянутая течением встежка не может следовать резким изменениям глубины, и над впадинами держится выше от дна, чем над повышениями. От того, насколько удачно будет ее расположение в месте главного хода рыбы, зависит успех лова.

Как уже было упомянуто, «грузится» снасть балберой, связываемой из нескольких кусков коры осокоря. Обыкновенно подвязывают балберу через 10–12 поводков, так что на перетягу, состоящую из 3 связанных друг с другом длинников, приходится 12–15 балбер. Вес этих балбер (вес сухой балберы без «шейки») в середине перетяги бывает 80–90 г, постепенно увеличиваясь к приухам и доходя до 130 г.

Однако свежая перетяга, выставленная в воду, постепенно намокает; плавучесть балберы уменьшается. Таким образом, установка снасти день ото дня изменяется и, очевидно, в какой-нибудь момент окажется наиболее удачной.

Если снасть с самого начала загружена удачно, то она будет ловить лишь первые 2–3 дня по ее выбивке, а затем лов разладится. Если же она была загружена слишком легко, то она станет ловить лишь через несколько дней после установки, когда намокнет балбера.

Чтобы избежать ухудшения лова с намоканием балберы, многие ловцы грузят снасть с таким расчетом (определяемым по опыту), чтобы она ловила, когда балбе-ра намокнет. А чтобы снасть не приподнималась слишком высоко, пока балбера еще сухая, к ней привязывают несколько камней (полкирпича) на веревочках немного подлиннее поводков и снимают эти камни дня через три по выбивке снасти.

Установка снасти

Устанавливается снасть таким образом, что перетяги в местах их соединения друг с другом привязываются к особым веревкам, называемым «сторож», надежно прикрепленным ко дну при помощи чипчиков.

Чипчиком называется короткий (7075 см), крепко забитый набойником в дно колышек, к которому привязывают сторож, удерживающий снасть на месте.

Набойник – это шест в несколько метров длиной (по глубине места), на нижний конец которого насажена железная труба, выступающая сантиметров на 30 за конец шеста. Надев трубу набойника на чипчик и придерживая его за сторож, втыкают чипчик в дно и затем сильными ударами, поднимая и опуская сантиметров на 20 набойник, заколачивают чипчик окончательно. При этом, чтобы труба набойника не срезала сторожа, его привязывают почти за середину чипчика, где сделана для этого зарубка. Чтобы чипчик легче входил в дно, сторож вяжут плоским узлом, распустив его конец на пряди.

Длина сторожа должна быть раза в два больше глубины воды, чтобы он удерживал лодку при ветре и на течении.

Таким образом установка порядка снасти имеет такой вид: по прямой линии забит ряд чипчиков на расстоянии, несколько меньшем длины перетяги; от чипчиков в сторону течения идет ряд сторожей, и к ним привязаны перетяги, образующие линию («порядок»), идущую вдоль линии чипчиков.

Обычно связывают по 3 длинника вместе, образуя таким образом перетягу, концы которой и крепятся к сторожам. На быстром течении снасть испытывает большое давление воды; поэтому увеличивают число точек ее прикрепления. А именно связывают только по 2 длинника, образуя счал, и привязывают его концами к сторожам, так что чипчики приходятся через 2 длин-ника один от другого.

Процесс ловли

Как было упомянуто, каждый длинник снасти хранится отдельно. Прибыв на место лова, рыбаки связывают их в перетяги (или счалы) и набивают балберу, выбирая балберки подходящей величины, – к концам перетяги побольше, а в середину поменьше.

Первые балберы привязывают крючка через три от концов, как выходит по числу крючков, а дальше привязывают их уже на равных расстояниях, через 10–12 крючков.

Набранную снасть складывают в удобном расположении в кормовой части лодки.

Одну перетягу кладут на борт, так что встежка и балбера находятся в лодке, а ле-щедка (со снятым гужиком) и крючки – за бортом.

Выбивка снасти

Кормщик бьет чипчик, привязывает к сторожу конец перетяги и выпускает снасть, причем он перебирает руками встежку, следя, чтобы снасть шла без путаницы; крючки при этом сами сыплются из лещедки. Ве-сельщик в это время направляет лодку поперек течения или вообще в направлении выбираемого порядка. Выпустив всю перетягу, кормщик задевает последний крючок за борт (где для этого бывает веревочная петля и т. п.), готовит следующий сторож и кладет на борт новую перетягу, а весель-щик подводит лодку к месту забивки нового чипчика, натягивая перетягу.

Все управление лодкой (подчалком или (бударкой) производится посредством шеста, причем кормщик иногда помогает, действуя, как шестом, набойником (придерживая сторож, чтобы не упустить чипчик).

В протоках, где управляться шестом неудобно, работают на веслах.

Донную снасть необходимо туго натягивать, чтобы она стояла ровнее. Особенно тяжело работать на сильном течении. Поэтому при установке снасти в протоках волжской дельты применяют следующий прием: ко второму приуху перетяги привязывается веревка такой длины, сколько приходится натягивать снасть; выпустив перетягу, быстро подгребают, выпуская веревку к месту забивки чипчика, кладут якорь и спокойно бьют чипчик; затем выбирают веревку, натягивая перетягу, подвязывают приух за сторож, поднимают якорь и пускают следующую перетягу.

Наконец, когда снасть устанавливают на большой глубине уже нельзя ставить ее на чипчик. В таких случаях ставят ее на камнях (килограммов 50 весом) и, чтобы обеспечить правильность установки, кладут камни по заранее размеченной веревке, называемой выбежкой. Сторожа привязывают к выбежке на расстоянии длины счала один от другого, к другим концам их подвязывают камни, и все это укладывается в лодку.

Выбросив первый камень с буйком, растягивают выбежку поперек реки, выбрасывая следующие камни, а затем, ведясь обратно, привязывают к сторожам снасть.

Водятся на снасти таким образом, что кормщик, подняв снасть якорьком-«кош-кой», полуложится на корму лодки и, перебирая встежку руками, встряхивая ее и очищая от сора, тянет за собой лодку.

Почувствовав по подергиванию, что на снасти есть рыба, он осторожно приближается к ней (уже не промывая снасти) и цепляет ее багориком (см. рис. 13).

Весельщик-подручный, если работают втроем, подбегает, берет багорик и держит рыбу, пока кормщик отцепит крючки. Затем весельщик поднимает рыбу в лодку и сажает на кукан. Если попалась хорошая белуга, то ее берут на 2–3 багорика, отдева-ют крючки и куканят[3] в воде.

Рис. 13. Переборка самоловной снасти

Снасть оставляют в воде на неделю (дольше она лежит лишь в холода), а затем меняют: вынимают из воды и пускают на ее место свежую.

Выборка снасти

Кормщик, отчалив приух от сторожа (и выдернув, если нужно, чепчик), ставит левую ногу на борт и, упираясь грудью о колено, выбирает снасть, складывая ее аккуратно на борт, крючками наружу.

Связав и сняв с борта выбранную перетягу, он принимается за следующую и т. д.

Балберу, чтобы она не путалась, отвязывают по мере выборки снасти и связывают в отдельные пучки. Мокрую снасть разбирают, причем набирают крючки в лещедку и развязывают длинники. Затем длинники промывают в воде и везут снасть на берег для сушки, дубки и точки.

Мена снасти

Мена снасти производится таким образом, что один рыбак выдирает снасть, а другой в это время пускает с другого борта свежую снасть, подвязывая ее приухами за старые сторожа.

Самоловную снасть ставят на дно в реках или в море перед устьями рек по косам, где осетровые идут по самому дну. При лове же в море вдали от берега на более глубоких местах снасть ставят на весу, почти по верху. Для такой установки на каждую перетягу навешивают штук по 15 балбер такой величины, что снасть не может их утопить. Поэтому снасть висит над водой на большей или меньшей высоте, в зависимости от длины шеек; обыкновенно шейка делается около метра длины. Поверху ловят главным образом белугу.

С весны пускают совсем короткую шейку, так как считают, что белуга идет совсем поверху, с потеплением же воды пускают во всю длину шейки. Очевидно, устанавливая снасть на весу на большой глубине, трудно рассчитывать на то, что крючки снасти окажутся как раз на уровне хода рыбы.

Скорее можно думать, что висящая в прозрачной морской воде снасть издали бросается в глаза рыбе, которая подходит кней из любопытства и зацепляется за крючки. Поверхностное положение снасти весьма облегчает ее осмотр, так как попавшаяся белуга топит балберу, и этот «затоп» виден издалека. Поэтому нет надобности перебирать всю снасть: достаточно пройти вдоль снасти под парусом (или мотором), останавливаясь в местах затопа и снимая рыбу.

Шашковая снасть[4]

Как уже было упомянуто, характерной особенностью шашковой снасти является то, что встежка у нее лежит на дне, а крючки поднимаются вверх привязанными к ним на коротеньких поводках поплавками (шашками).

Шашковая снасть применяется главным образом в реках, на быстром течении, где трудно было бы надеяться на правильность положения донной снасти обычного типа. Затем в местах с каменистым дном жало крючков донной снасти, цепляясь постоянно за камни, быстро тупилось бы и изгибалось, что делало бы снасть неуловистой.

Существуют указания, что основным и первоначальным типом (в Астраханском районе) была именно шашковая снасть, и лишь около 1830 года устройство ее изменилось на «самоловную».

Одной из причин замены явилось оживление судоходного движения, причем до распространения пароходов суда тянули бичевой или путем завоза якорей. Шашко-вая снасть с приподнятым над дном кверху обушком, цепляясь крючками за эти веревки, мешала работе и повреждалась сама. У описанной же донной снасти встежка в таких случаях прижимается ко дну, крючки ложатся на дно и уже не могут цепляться. Вместе с тем снасть эта оказалась так же уловиста, как и шашковая.

В настоящее время[5] на Волге шашковая снасть применяется только для лова стерляди, но в других реках ею ловят севрюг, осетров и калуг (на р. Амуре). Волжская шашковая снасть устраивается чрезвычайно легко. Крючки у нее бывают весом 1–2 и даже 0,5 кг в тысяче, поводки около 22,5 мм толщиной.

Размер шашки и ее крепление к крючку показаны на рис. 14. Поводки встегивают-ся на расстоянии около 30 см друг от друга, длина их – около 35 см.

Рис. 14. Крючок шашковой снасти

Отдельный конец снасти имеет несколько сот (до 400) крючков. Устанавливается она на деревянных якорях, сделанных из двух рогулек, между которыми зажат камень весом 25–30 кг. Чтобы встежка плотнее лежала на дне, к ней через каждые 20 поводков подвязываются небольшие (около 100–200 г) камешки.

Очевидно, что необходимо особое приспособление, чтобы не спутать такую снасть при переноске и хранении. Оно заключается в следующем: снасть укладывается на так называемую полку – доску, имеющую с одной стороны вырез, вдоль которого прибита железная проволока. Крючки снасти вешают на эту проволоку, и встежка снасти, оттягиваемая камешками, прижимает их к проволоке.

При выметывании снасти рыбак кладет полку вдоль борта лодки и, перебирая встежку руками, пускает крючки.

Шашковая снасть устанавливается в реке на местах постоянного обитания стерляди и потому вылавливает много мелочи. Но случается, что на нее попадает и осетр, если зацепится за большое количество крючков.

Двустенная снасть

Остается упомянуть о двустенной самоловной снасти, почти не применяемой в настоящее время. Мы получим ее из обычной самоловной снасти, привязав к ее крючкам через один шашки.

Грузится она так же, как и донная снасть, так что встежка у нее поднимается над дном, поводки с шашками поднимаются над встежкой, а поводки, лишенные шашек, спускаются ко дну. Таким образом двустенная снасть захватывает по глубине вдвое большее пространство, чем обычная донная снасть, но промежутки между поводками вдвое больше, хотя поводки и встегивают-ся у нее чаще (сантиметров через 20), чем у донной снасти.

Основным недостатком самоловной (и шашковой) снасти является большое повреждение ловимой рыбы. Осматривая снасть, то и дело видишь оборванные поводки и спутанные места, покрытые рыбьей слизью. Очевидно, в этих местах была рыба, но сорвалась и ушла с более или менее значительными ранами. Особенно опасны в этом отношении старые сточенные крючки, которые наносят рыбе большие рваные раны, но не могут ее удержать.

В довоенные годы было произведено обследование красной рыбы, пойманной неводом в низовьях Волги и, следовательно, прошедшей самоловные порядки, расположенные перед ее устьями. Оказалось, что свыше 50 % этой рыбы имеют раны от самоловных крючков; иногда эти раны бывают ужасны: автору пришлось видеть белугу, пойманную неводом, имевшую на брюхе длинную рваную рану, сквозь которую была видна икра.

Самоловная крючковая снасть не только повреждает пойманную рыбу (что ведет к понижению качества товара), но наносит повреждение и рыбам, остающимся в водоеме. В этом отношении она весьма невыгодно отличается от большинства рыболовных орудий, и желательно избегать ее применения в тех случаях, когда по местным условиям можно производить лов другими орудиями.

Ловля на самоловы с нагоном

Как видно из описания профессора Баранова, осетровые рыбы добывались самоловными снастями на Каспийском море и впадающих в него реках исключительно пассивным способом.

Однако в других регионах России существовали и достаточно активные способы самоловного промысла – с нагоном рыбы на снасть. К таким можно отнести «бой» (иначе – «боевку»), применявшийся ангарскими рыболовами. Сокращенное описание этой ловли заимствую из статьи Г. Афанасьевой-Медведевой в альманахе «Тобольск и вся Сибирь»:

«Бой, боевки – так местные жители называют способ добычи красной рыбы на Ангаре в местах ее зимней спячки – в зимовальных ямах.

Красноперка[6] – рыба стайная; устроившись друг на друге, «плотом», в несколько уходящих ко дну рядов, она зимует в одних и тех же местах: у порогов, перекатов, в шиверах. Это хорошо знали на Ангаре.

В конце сентября – начале октября, до Покрова, устраивали так называемые выставки: со всей Ангары съезжались рыбаки к Ковинской шивере, Рыбинской, Алдьиной, к Шиманскому порогу, Морскому, Аплин-скому.

Каждая деревня в этих местах выставляла по нескольку своих лодок (отсюда и слово выставка). Общее их число иной раз достигало 600–700. С них и боевали рыбу.

В каждой лодке сидели по два боевщи-ка, мужчина и женщина, чаще всего муж и жена, иногда брали третьего, из «недоростков», помощника. Старший, обычно это был самый опытный, пользующийся авторитетом боевщик, выбирал близ берега на угоре высокую лиственницу, ставил на ней мету, вывешивал на вершину красное полотно – выше отмеченного таким образом места никто не имел права ставить самоловы. Утром ставили подмет – самоловы-продольники, а вечером выезжали на бой. Первым выезжал старший, за ним – всеостальные. Сидящие в лодках начинали «выбуживать» рыбу: поднимали шум, бросали заранее приготовленные камни, гулко стучали веслами по воде. Разбуженная рыба всплывала из холодной глуби, растерянно бросалась вниз по всей ширине реки и попадала на крючки с остро отточенным жалом; встав на крючок, она не высвобождалась из плена, бездвижно замирала. Каждый хозяин знал свой самолов, перед этим он «пятнал» наплавы своего самолова: окрашивал их или делал зарубки. Чтобы пойманная рыба «не уснула», ее садили на кукун (на лышную, из коры тальника, связку) или держали в деревянных садках. По мере необходимости доставали ее оттуда и употребляли в пищу.[7]

Во время боя рыбаки ночевали прямо на берегу: на стылую землю стелили сухой палый лист, лапник мохнатые еловые ветки, сверху бросали привезенный с собой потник, накрывались стеженкой. Если шел дождь или пробрасывал снег, лодку вытаскивали на берег, переворачивали вверх дном – крышей, под ней и спали. На берегу то там, то здесь беспрестанно мигали костры; тесно прижавшись друг к другу, чтобы «не растерять тепло», кучно сидели уставшие рыбаки; за чаем, за разговором коротали осеннюю холодную ночь…»

Налимьи самоловы

Чтобы закончить историческую справку о самоловных снастях, стоит коротко упомянуть ловлю ими налимов. Теоретически, лишь самоловные орудия для налимьего лова могут еще вернуться в обойму снастей, разрешенных для рыболовов-любителей: налимов, особенно в северных регионах, еще вполне достаточно, проколотые крючком, никакой резвости они не выказывают, а живучестью не уступают осетровым (браконьеры, нехорошие люди, рассказывают, что пробитый в двух-трех местах зубьями остроги налим по нескольку часов, а иногда даже и дней, живет в садке).

Налимы попадались на самоловы либо в качестве прилова при ловле стерляди (причем в давние годы многими ловцами почитались за сорную рыбу и выбрасывались), либо ловились на специальные налимьи самоловы (на севере) во время зимнего нерестового хода, начинавшегося вскоре после ледостава.

В реках налим стаями идет против течения, в озерах – к местам, изобилующим подводными ключами либо к устьям впадающих речек. Снасть для налима отличалась более тесным, чем у стерляжьей, расположением поводков (расстояние между крючками не более 15 см) и выставлялась по возможности так, чтобы крючки находились как можно ближе к дну.

Понятно, что такая снасть наиболее уловиста будет на местах с чистым и ровным дном, в то время как налим для своего хода зачастую выбирает участки с дном каменистым, неровным. Если учесть, что во время движения к местам нереста налим не прекращает питаться и с успехом ловится на наживляемые многокрючковые снасти – на переметы, подпуски и подледники, – то становится очевидно, что добыча его самоловами была связана не с большой уловистостью этой снасти, а с трудностью добывания зимой наживки (червя, живца и т. д.) в количествах, необходимых для переметов.

Щучьи капканы

Щучий капкан – снасть уникальная, никак не укладывающаяся в классификацию рыболовных орудий. По принципу действия с ней схожи всевозможные удочки и донки с самоподсекателями, регулярно изобретаемые рыболовами, и так называемая «волжская дурилка», описанная еще Л. П. Сабанеевым, – но схожи весьма отдаленно; в отличие от многих других рыболовных названий, весьма условных, капкан и в самом деле больше всего похож на звероловный капкан, адаптированный к водным условиям.

Многокрючковой эту снасть не назвать, да и вообще крючковой, – скорее щучий капкан является неким гибридом крючковых орудий лова и колющих (острога, ружье для подводной охоты).

По слухам, щучьи капканы были завезены к нам в середине ХХ века из Финляндии. Вполне возможно, что именно так и обстояло дело. По крайней мере в Финляндии капканы (называемый по-фински iskukoukku – ударный крючок) весьма популярны среди рыболовов, а в России наиболее распространены в северных регионах: Карелии, Архангельской области, Республикеи Коми и т. д.

рожку, удерживающему капкан в настороженном положении, привязывается леска, на которой снасть висит в толще воды (чаще вместо лески используется бечевка, плетеный шнур или проволока).

Конструкция

Простейший щучий капкан (так называемый одинарный) состоит из двух плоских изогнутых стержней с зазубренными острыми концами (см. рис. 15).

Стержни разной длины шарнирно соединены примерно посередине длинного стержня, а выступающие назад их концы притягивает друг к другу небольшая, но достаточно тугая спиральная пружина. К сторожку, удерживающему капкан в настороженном положении, привязывается леска, на которой снасть висит в толще воды (чаще вместо лески используется бечевка, плетеный шнур или проволока).

Рис. 15. Одинарный щучий капкан: а) – в спущенном положении; б) – во взведенном

Размеры щучьих капканов зависят от размеров щук, преобладающих в водоеме, и соответственно от размеров применяемого живца, – расстояние между зубцами настороженной снасти должно примерно в 2,53 раза превышать ширину насаженной на нижний зубец рыбки. Но капканы мелких размеров изготавливать смысла нет – если в водоеме преобладает мелкая щука-травянка (так называемый «костыль»), то удобнее ловить ее жерлицами, которые гораздо дешевле и проще в изготовлении и применении, чем капканы.

Максимальный размер теоретически не ограничен, и среди рыболовов гуляют легенды о таящихся в глухих медвежьих углах «рыбных клондайках», где местные жители насаживают на огромные, деревенскими кузнецами выкованные капканы здоровенных двухкилограммовых живцов, превышающих размерами среднюю добычу столичных кружочников и жерличников. И ловят щук соответствующих размеров.

Если приобрести капкан в магазине затруднительно, нетрудно изготовить его самому, обладая слесарными навыками, или же заказать знакомому слесарю. Материалом служит стальной пруток диаметром от 4 мм и выше, пружины используются любые, подходящие по размеру (некоторые рыболовы делают их из отрезков спиральной обмотки тросика сцепления).

Рис. 16. Двойной щучий капкан

Двойной капкан (см. рис. 16) устроен чуть сложнее, но принципиально ничем не отличается.

Применение капканов

Живца насаживают на нижний зубец взведенного капкана, проводя его острие сбоку под кожей от брюшка до спинного плавника, так, чтобы рыбка располагалась поперек плоскости капкана. Иногда живца пришивают к зубцу несколькими витками тонкой медной или стальной проволоки.

При наживлении капканов необходимо соблюдать максимальную осторожность, при неаккуратном обращении капкан способен серьезно травмировать пальцы. Желательно, чтобы насадка хотя бы 1–2 часа оставалась живой, слегка шевелящейся, тогда количество хваток увеличивается. Но в хороший жор (а при плохом капканы не используют) щука хватает и на мертвую рыбку, лишь бы та была свежей, а резкие движения чересчур активного живца могут привести к холостому срабатыванию капкана.

Когда щука хватает наживку, несущая бечева срывает сторожок, и капкан захлопывается, пробивая зубцом верхнюю челюсть рыбы (двойной капкан – двумя зубцами).

Устанавливаются капканы вполводы или вблизи дна. Длина несущей бечевы может быть различной в зависимости от особенностей места ловли. Вообще, установка капканов очень напоминает установку жерлиц – бечева крепится к крепкому суку склоненного над водой дерева, к вершине наклонно воткнутого в дно шеста и т. д. Но, в отличие от жерлицы, капкан не нуждается в запасе лески или бечевки, который могла бы смотать схватившая живца щука.

Всякий, кто хоть немного разбирается в повадках щуки, поймет, что капканы возможно применять только там, где хищниц много и они не слишком активно преследуются рыболовами. Щука, достигшая в окрестностях крупного города размера, позволяющего ловить ее капканом, наверняка каких только снастей не повидала и отнесется с подозрением к громоздкой и заметной металлической конструкции.

Как и многие неспортивные снасти, щучьи капканы имеют своих сторонников и ярых противников. Первые утверждают, что снасть эта наиболее щадящая: с нее не уходят травмированные крючком подранки. Противники возражают: нет, уходят, якобы кому-то где-то попадались щучки с разнесенной вдребезги верхней челюстью, – явно работа капкана.

Наверное, капкан с чересчур мощной пружиной и в самом деле способен разбить рыбе челюсть и не захватить ее (известно, что голодные щурята порой хватают живца, проглотить которого ни при каких условиях не способны), но это скорее исключение из правил, иначе бы водоемы, где ловят капканами, кишели бы искалеченной рыбой.

Как бы то ни было, в большинстве субъектов федерации на Европейском Севере России (кроме Вологодской области) ловля капканами разрешена любителям с ограничением их количества у одного рыболова.

Большинство «щукарей» редко пользуются капканами не из-за запретов, а по иной причине: кружки, жерлицы и живцовые удочки не менее уловисты (даже более – в тех водах, где хищников мало, а рыбаков много) и гораздо проще в изготовлении и применении.

Однако при определенных условиях – например в глубоких и сильно закоряжен-ных омутах небольших лесных речек, если там водится крупная щука, – капканы становятся единственной снастью, позволяющей рассчитывать на стабильный улов.

Оглавление

Как сделать свои батончики мюсли


ЛОВЛЯ ОСЕТРОВЫХ РЫБ САМОЛОВНЫМИ СНАСТЯМИ (ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА)

ВНИМАНИЕ!

Ловля осетровых рыб крючковыми самоловами повсеместно, без каких-либо исключений, запрещена во всех регионах России как для любителей, так и как сделать свои батончики мюсли для промысловиков.

Материалы данного раздела предназначены исключительно для ознакомительного чтения!

Странная история происходит с осетрами и родственными им рыбами – чем больше их охраняют, тем меньше осетровых становится в водоемах. Причем резкое падение численности с удивительной неизбежностью следует за очередным витком запретов.

Одним из первых закручивать гайки в промысле «красной рыбы» начал еще царь Борис Годунов, который установил государственную монополию на ловлю осетровых рыб в Оке и Москва-реке (в XVI веке туда заходили из Волги не только осетры, но даже белуги). Как известно, старания царя Бориса пропали втуне, изобилия осетровых в указанных реках так и не наступило, – в Москва-реке их днем с огней не найти (вернее не с огнем – с эхолотом), в Оку осетры с Каспийского моря тоже не доходят, но хотя бы еще держится поредевшая популяция стерляди…

В середине XX века ловля осетровых рыб самоловами была повсеместно запрещена как для любителей, так и для промысловиков на основании того, что самоловные снасти калечат и жестоко ранят большое количество срывающихся с них рыб.

Однако крупнейший знаток рыб России и активный противник истребительных способов ловли Л. П. Сабанеев придерживался прямо противоположного мнения, по крайней мере когда речь заходила о ловле стерляди. Цитирую по его фундаментальному труду «Рыбы России»: «Заметим, впрочем, что стерлядь, почувствовав вонзившийся крючок, очень мало бьется и обыкновенно лежит очень смирно, почти не двигаясь, так что почти всегда имеет одну, и то небольшую ранку. Вред от ловли самоловами, как и всегда, заключается не в самой снасти, а в злоупотреблении ею – загораживании всего русла и в часто расположенных крючках, из-за чего вылавливается громадное количество молодой стерляди.

Потехин свидетельствует, что из ста стерлядей, пойманных крючками, в садке в течение нескольких месяцев уснуло толь-ко четыре. Данилевский тоже против запрещения крючковой самоловной снасти для стерляди. Эти рыбы крайне живучи и выносливы, и раны, нанесенные крючками, очень скоро заживают. По словам петербургских рыботорговцев, в крючной рыбе не замечается большей смертности, чем в ловленной сетями».

Как бы то ни было, к 1951 году самоловы (равно как и аханы,[2] и калады) безоговорочно запретили. Результат не замедлил сказаться: из рыбных магазинов очень быстро исчезли пирамиды из банок с черной икрой, бывшие приметой времени «сталинского изобилия», уплыли куда-то распластавшиеся в витринах осетры и севрюги… В морях и реках, что характерно, осетровых рыб больше не стало, количество их продолжило уменьшаться.

Затем в ловле осетровых происходили новые ужесточения, случались и послабления (для промышленного лова, например, в 1990 году, когда экономические эксперименты привели к острейшей нужде в валюте). Наконец, в 2008 году произошло эпохальное событие: вступил в силу «Закон о защите осетровых рыб». На ловлю их установлен полный мораторий – иначе, как заявил на созванной в честь события пресс-конференции глава Росрыболовства Андрей Крайний, осетров наши дети и внуки увидят лишь на картинках. И добавил, что всю конфискованную икру государство должно уничтожать (сразу представились обитатели больших кабинетов, самоотверженно, не покладая челюстей, уничтожающие черную икру).

Ну что же, если за охрану взялись с таким государственным размахом, то осетров и их родственников и в самом деле ждет быстрый и неизбежный конец. Пора рисовать картинки для детей и внуков.

Дело вот в чем: большая часть осетров в России всегда добывалась людьми, склонными выполнять лишь устраивающие их законы. Например, по оценке НИИ ЭРВНБ, лишь 20 % осетровых рыб на реках Сибири добывались легально. То есть лишь пятая часть ловцов станет исполнять новый закон. Теоретически пятая, на деле же гораздо меньшая. Пока можно было ловить законно – ловили. Безбожно перелавливали против устанавливаемых квот, при малейшей возможности допускали другие нарушения, – но все-таки оставались под каким-то контролем. Грянул полный запрет – значит, вновь уйдут на нелегальное положение, полностью бесконтрольное, как в 1970-1980-е годы. Будут продавать икру втридорога из-под полы, а выпотрошенные осетры и белуги отправятся не в коптильню, а на дно водоемов – бесполезно гнить, отравляя воду и воздух.

Ясно одно: самоловные крючковые снасти не будут уже разрешены никогда. И все их описания, что следуют ниже, стоит воспринимать не как руководство к действию, а как историческое чтение: вот так вполне успешно ловили осетров в те времена, когда их мало кто охранял, но много кто ел.

Две следующие главы – «Самоловная снасть» и «Шашковая снасть» – позаимствованы из книги профессора Ф. И. Баранова «Крючковые рыболовные снасти».

Самоловная снасть

По своему устройству крючковая самоловная снасть весьма похожа на перемет. Она также состоит из основной веревки-встежки, в которую встегнуты поводки с крючками. Но на ее остро отточенные крючки не надевают наживки, и лов ею основан (подобно лову на поддев) на том, что эти острые крючья зацепляют за бока случайно к ним прикоснувшуюся рыбу.

Крючки самоловной снасти, привязанные к поводкам около 40 см длиной, прикрепляются приблизительно через 25 см друг от друга к встежке, растянутой горизонтально на желаемой глубине. Поэтому если рыба идет на уровне снасти, то у нее весьма мало возможностей пройти, не задев за тот или иной крючок (см. рис. 11).

Рис. 11. Осетр, проходящий через самоловную снасть

Даже направляясь как раз между поводками, она неизбежно должна будет коснуться их при первом движении хвоста. Ясно, что при всяком прикосновении к поводку (см. рис. 12), каково бы ни было положение (1-е) крючка перед этим, он повернется своим жалом к прикоснувшемуся предмету (положение 2-е) и, наконец, при дальнейшем отклонении поводка зацепит этот предмет (положение 3-е).

Рис. 12. Зацепление рыбы за крючок самолова

Таким образом, достаточно без особого удара отклонить поводок (при обычных размерах снасти – на 15–20 см), и жало крючка коснется рыбы. Почувствовав укол, рыба рванется и зацепится окончательно, цепляясь при дальнейшей попытке освободиться и за соседние крючки.

Как видим, по результатам своего действия самоловная снасть близка к жаберным сетям; поэтому имеется много общего в установке столь различных по устройству орудий. Сходство это идет так далеко, что возможен, хотя и мало употребляется, плавной лов самоловной снастью, подобно плавным жаберным сетям.

Таким образом для успешного лова самоловной снастью требуется выполнение двух условий:

1) снасть должна быть расположена как раз на уровне хода рыбы;

2) рыба должна обладать достаточно мягкими внешними покровами, чтобы крючок мог вонзиться в них при самом легком прикосновении.

Поэтому самоловная снасть – орудие, приспособленное для лова осетровых, не имеющих чешуи. В виде исключения на самоловную снасть попадает и частиковая рыба, но сравнительно редко. Более часто попадает судак, цепляющийся брюшком около подхвостового плавника. Затем ловится «бельей» снастью (шашковой) белорыбица на нерестилищах, где рыба трется по дну, собравшись в более или менее значительном количестве. Наконец, самоловной шашковой снастью ловят налима.

Типы снасти

Установка и устройство снасти различаются в зависимости от того, каких слоев воды держится ловимая рыба.

Если рыба (белуга) держится средних и даже верхних слоев воды, то снасть удерживают на желаемой глубине посредством поплавков, плавающих на поверхности и привязанных к снасти на веревочках нужной длины. Если же рыба (осетр, стерлядь) идет по самому дну, то снасть кладут с таким расчетом, чтобы поводки захватывали слой воды на 30–40 см от дна.

При этом возможно и такое положение, что основная веревка снасти («встежка») лежит на дне, а крючки поднимаются вверх привязанными к ним поплавками (бабашками, шашками) или же крючки касаются дна, а встежка поднимается над дном с помощью привязанных к ней поплавков.

Наконец, возможна, хотя и мало применяется, двустенная снасть, являющаяся соединением двух типов.

Устройство снасти

Так называемая «обряда» снасти состоит из «встежки» – длинной веревки, в которую «встегнуты» поводки с крючками. На встежку для морской снасти идет веревка N 8/2, 8/3, 6/3 (ОСТ 431); на поводки – потоньше: N 8/3, 8/3,5. У облегченной снасти, применяемой главным образом в реках, делают и встежку и поводки из N 8/5.

Балбера

Поплавки, поддерживающие снасть на желаемой глубине, бывают двух родов: это или пучочки чакана, применяемые из-за дешевизны, или балбера, состоящая из нескольких кусков осокоревой коры, нанизанных на веревку, называемую «шейкой».

Постройка снасти начинается с того, что веревку вымачивают 2–3 дня в воде, просушивают и затем несколько раз проваривают в дубильном отваре, чтобы она сделалась мягкой, что важно для успешности лова. Затем нарезают поводки, прививают к ним крючки и встегивают поводки во встежку, как описано выше для наживной снасти. Нередко, впрочем, хлопотливую прививку крючка заменяют более простым, хотя и грубым привязыванием поводка к крючку. Встегнув 49–50 крючков, встежку обрезают и делают на концах ее петли. Так получается один «длинник» снасти, имеющий длину около 10–12 м. Расстояние между поводками обычно отмеривается таким образом, что встежка обматывается один раз вокруг кисти руки и этим определяется место для следующего поводца.

Вообще расстояние между поводками и длина их мало колеблются и бывают почти одинаковы и в белужьей снасти, и в шаш-ковой, употребляемой для лова стерляди. Дело в том, что длину поводков нельзя сделать много больше, чем расстояние между двумя соседними поводками, чтобы они не путались друг с другом при всяком колебании снасти (от течения, волн, при переборке и пр.).

Обычно поэтому, стремясь захватить поводками возможно более широкий слой воды, их и делают в 1,5–2 раза длиннее расстояния между ними. Лишь у снасти, устанавливаемой на мели, и у шашковой снасти, у которой поводок удлиняется «силком» с шашкой, делают расстояние между поводками примерно равным их длине.

Итак, если мы пожелаем увеличить длину поводков, чтобы захватить более широкий слой воды, то нам придется увеличивать и расстояние между поводками, что, очевидно, нежелательно. Если же мы пожелаем уменьшить расстояние между поводками, нам придется укорачивать и поводки.

Таким образом в большинстве случаев расстояние между поводками снасти делают 20–25 см, а длину их – 35–45 см. Построенный длинник снасти набирается на лещедку, как описано для «английской» снасти.

Загрузка снасти

Снасть грузится, то есть к ней подвязываются балбера, чакан и иногда камни, лишь перед самой установкой. Загрузка снасти имеет чрезвычайно большое значение. Если донная снасть загружена неудачно, то она не поймает ничего, тогда как будет ловить снасть, стоящая выше и ниже ее по течению. Обычно снасть загружается так, что количество балберы недостаточно для того, чтобы поднять ее на поверхность, и она погружается на дно. При этом тянут снасть ко дну главным образом крючки; когда они коснутся дна, дальнейшее погружение снасти прекращается.

Необходимо, однако, помнить, что на дне всегда имеются неровности, тогда как туго натянутая течением встежка не может следовать резким изменениям глубины, и над впадинами держится выше от дна, чем над повышениями. От того, насколько удачно будет ее расположение в месте главного хода рыбы, зависит успех лова.

Как уже было упомянуто, «грузится» снасть балберой, связываемой из нескольких кусков коры осокоря. Обыкновенно подвязывают балберу через 10–12 поводков, так что на перетягу, состоящую из 3 связанных друг с другом длинников, приходится 12–15 балбер. Вес этих балбер (вес сухой балберы без «шейки») в середине перетяги бывает 80–90 г, постепенно увеличиваясь к приухам и доходя до 130 г.

Однако свежая перетяга, выставленная в воду, постепенно намокает; плавучесть балберы уменьшается. Таким образом, установка снасти день ото дня изменяется и, очевидно, в какой-нибудь момент окажется наиболее удачной.

Если снасть с самого начала загружена удачно, то она будет ловить лишь первые 2–3 дня по ее выбивке, а затем лов разладится. Если же она была загружена слишком легко, то она станет ловить лишь через несколько дней после установки, когда намокнет балбера.

Чтобы избежать ухудшения лова с намоканием балберы, многие ловцы грузят снасть с таким расчетом (определяемым по опыту), чтобы она ловила, когда балбе-ра намокнет. А чтобы снасть не приподнималась слишком высоко, пока балбера еще сухая, к ней привязывают несколько камней (полкирпича) на веревочках немного подлиннее поводков и снимают эти камни дня через три по выбивке снасти.

Установка снасти

Устанавливается снасть таким образом, что перетяги в местах их соединения друг с другом привязываются к особым веревкам, называемым «сторож», надежно прикрепленным ко дну при помощи чипчиков.

Чипчиком называется короткий (7075 см), крепко забитый набойником в дно колышек, к которому привязывают сторож, удерживающий снасть на месте.

Набойник – это шест в несколько метров длиной (по глубине места), на нижний конец которого насажена железная труба, выступающая сантиметров на 30 за конец шеста. Надев трубу набойника на чипчик и придерживая его за сторож, втыкают чипчик в дно и затем сильными ударами, поднимая и опуская сантиметров на 20 набойник, заколачивают чипчик окончательно. При этом, чтобы труба набойника не срезала сторожа, его привязывают почти за середину чипчика, где сделана для этого зарубка. Чтобы чипчик легче входил в дно, сторож вяжут плоским узлом, распустив его конец на пряди.

Длина сторожа должна быть раза в два больше глубины воды, чтобы он удерживал лодку при ветре и на течении.

Таким образом установка порядка снасти имеет такой вид: по прямой линии забит ряд чипчиков на расстоянии, несколько меньшем длины перетяги; от чипчиков в сторону течения идет ряд сторожей, и к ним привязаны перетяги, образующие линию («порядок»), идущую вдоль линии чипчиков.

Обычно связывают по 3 длинника вместе, образуя таким образом перетягу, концы которой и крепятся к сторожам. На быстром течении снасть испытывает большое давление воды; поэтому увеличивают число точек ее прикрепления. А именно связывают только по 2 длинника, образуя счал, и привязывают его концами к сторожам, так что чипчики приходятся через 2 длин-ника один от другого.

Процесс ловли

Как было упомянуто, каждый длинник снасти хранится отдельно. Прибыв на место лова, рыбаки связывают их в перетяги (или счалы) и набивают балберу, выбирая балберки подходящей величины, – к концам перетяги побольше, а в середину поменьше.

Первые балберы привязывают крючка через три от концов, как выходит по числу крючков, а дальше привязывают их уже на равных расстояниях, через 10–12 крючков.

Набранную снасть складывают в удобном расположении в кормовой части лодки.

Одну перетягу кладут на борт, так что встежка и балбера находятся в лодке, а ле-щедка (со снятым гужиком) и крючки – за бортом.

Выбивка снасти

Кормщик бьет чипчик, привязывает к сторожу конец перетяги и выпускает снасть, причем он перебирает руками встежку, следя, чтобы снасть шла без путаницы; крючки при этом сами сыплются из лещедки. Ве-сельщик в это время направляет лодку поперек течения или вообще в направлении выбираемого порядка. Выпустив всю перетягу, кормщик задевает последний крючок за борт (где для этого бывает веревочная петля и т. п.), готовит следующий сторож и кладет на борт новую перетягу, а весель-щик подводит лодку к месту забивки нового чипчика, натягивая перетягу.

Все управление лодкой (подчалком или (бударкой) производится посредством шеста, причем кормщик иногда помогает, действуя, как шестом, набойником (придерживая сторож, чтобы не упустить чипчик).

В протоках, где управляться шестом неудобно, работают на веслах.

Донную снасть необходимо туго натягивать, чтобы она стояла ровнее. Особенно тяжело работать на сильном течении. Поэтому при установке снасти в протоках волжской дельты применяют следующий прием: ко второму приуху перетяги привязывается веревка такой длины, сколько приходится натягивать снасть; выпустив перетягу, быстро подгребают, выпуская веревку к месту забивки чипчика, кладут якорь и спокойно бьют чипчик; затем выбирают веревку, натягивая перетягу, подвязывают приух за сторож, поднимают якорь и пускают следующую перетягу.

Наконец, когда снасть устанавливают на большой глубине уже нельзя ставить ее на чипчик. В таких случаях ставят ее на камнях (килограммов 50 весом) и, чтобы обеспечить правильность установки, кладут камни по заранее размеченной веревке, называемой выбежкой. Сторожа привязывают к выбежке на расстоянии длины счала один от другого, к другим концам их подвязывают камни, и все это укладывается в лодку.

Выбросив первый камень с буйком, растягивают выбежку поперек реки, выбрасывая следующие камни, а затем, ведясь обратно, привязывают к сторожам снасть.

Водятся на снасти таким образом, что кормщик, подняв снасть якорьком-«кош-кой», полуложится на корму лодки и, перебирая встежку руками, встряхивая ее и очищая от сора, тянет за собой лодку.

Почувствовав по подергиванию, что на снасти есть рыба, он осторожно приближается к ней (уже не промывая снасти) и цепляет ее багориком (см. рис. 13).

Весельщик-подручный, если работают втроем, подбегает, берет багорик и держит рыбу, пока кормщик отцепит крючки. Затем весельщик поднимает рыбу в лодку и сажает на кукан. Если попалась хорошая белуга, то ее берут на 2–3 багорика, отдева-ют крючки и куканят[3] в воде.

Рис. 13. Переборка самоловной снасти

Снасть оставляют в воде на неделю (дольше она лежит лишь в холода), а затем меняют: вынимают из воды и пускают на ее место свежую.

Выборка снасти

Кормщик, отчалив приух от сторожа (и выдернув, если нужно, чепчик), ставит левую ногу на борт и, упираясь грудью о колено, выбирает снасть, складывая ее аккуратно на борт, крючками наружу.

Связав и сняв с борта выбранную перетягу, он принимается за следующую и т. д.

Балберу, чтобы она не путалась, отвязывают по мере выборки снасти и связывают в отдельные пучки. Мокрую снасть разбирают, причем набирают крючки в лещедку и развязывают длинники. Затем длинники промывают в воде и везут снасть на берег для сушки, дубки и точки.

Мена снасти

Мена снасти производится таким образом, что один рыбак выдирает снасть, а другой в это время пускает с другого борта свежую снасть, подвязывая ее приухами за старые сторожа.

Самоловную снасть ставят на дно в реках или в море перед устьями рек по косам, где осетровые идут по самому дну. При лове же в море вдали от берега на более глубоких местах снасть ставят на весу, почти по верху. Для такой установки на каждую перетягу навешивают штук по 15 балбер такой величины, что снасть не может их утопить. Поэтому снасть висит над водой на большей или меньшей высоте, в зависимости от длины шеек; обыкновенно шейка делается около метра длины. Поверху ловят главным образом белугу.

С весны пускают совсем короткую шейку, так как считают, что белуга идет совсем поверху, с потеплением же воды пускают во всю длину шейки. Очевидно, устанавливая снасть на весу на большой глубине, трудно рассчитывать на то, что крючки снасти окажутся как раз на уровне хода рыбы.

Скорее можно думать, что висящая в прозрачной морской воде снасть издали бросается в глаза рыбе, которая подходит кней из любопытства и зацепляется за крючки. Поверхностное положение снасти весьма облегчает ее осмотр, так как попавшаяся белуга топит балберу, и этот «затоп» виден издалека. Поэтому нет надобности перебирать всю снасть: достаточно пройти вдоль снасти под парусом (или мотором), останавливаясь в местах затопа и снимая рыбу.

Шашковая снасть[4]

Как уже было упомянуто, характерной особенностью шашковой снасти является то, что встежка у нее лежит на дне, а крючки поднимаются вверх привязанными к ним на коротеньких поводках поплавками (шашками).

Шашковая снасть применяется главным образом в реках, на быстром течении, где трудно было бы надеяться на правильность положения донной снасти обычного типа. Затем в местах с каменистым дном жало крючков донной снасти, цепляясь постоянно за камни, быстро тупилось бы и изгибалось, что делало бы снасть неуловистой.

Существуют указания, что основным и первоначальным типом (в Астраханском районе) была именно шашковая снасть, и лишь около 1830 года устройство ее изменилось на «самоловную».

Одной из причин замены явилось оживление судоходного движения, причем до распространения пароходов суда тянули бичевой или путем завоза якорей. Шашко-вая снасть с приподнятым над дном кверху обушком, цепляясь крючками за эти веревки, мешала работе и повреждалась сама. У описанной же донной снасти встежка в таких случаях прижимается ко дну, крючки ложатся на дно и уже не могут цепляться. Вместе с тем снасть эта оказалась так же уловиста, как и шашковая.

В настоящее время[5] на Волге шашковая снасть применяется только для лова стерляди, но в других реках ею ловят севрюг, осетров и калуг (на р. Амуре). Волжская шашковая снасть устраивается чрезвычайно легко. Крючки у нее бывают весом 1–2 и даже 0,5 кг в тысяче, поводки около 22,5 мм толщиной.

Размер шашки и ее крепление к крючку показаны на рис. 14. Поводки встегивают-ся на расстоянии около 30 см друг от друга, длина их – около 35 см.

Рис. 14. Крючок шашковой снасти

Отдельный конец снасти имеет несколько сот (до 400) крючков. Устанавливается она на деревянных якорях, сделанных из двух рогулек, между которыми зажат камень весом 25–30 кг. Чтобы встежка плотнее лежала на дне, к ней через каждые 20 поводков подвязываются небольшие (около 100–200 г) камешки.

Очевидно, что необходимо особое приспособление, чтобы не спутать такую снасть при переноске и хранении. Оно заключается в следующем: снасть укладывается на так называемую полку – доску, имеющую с одной стороны вырез, вдоль которого прибита железная проволока. Крючки снасти вешают на эту проволоку, и встежка снасти, оттягиваемая камешками, прижимает их к проволоке.

При выметывании снасти рыбак кладет полку вдоль борта лодки и, перебирая встежку руками, пускает крючки.

Шашковая снасть устанавливается в реке на местах постоянного обитания стерляди и потому вылавливает много мелочи. Но случается, что на нее попадает и осетр, если зацепится за большое количество крючков.

Двустенная снасть

Остается упомянуть о двустенной самоловной снасти, почти не применяемой в настоящее время. Мы получим ее из обычной самоловной снасти, привязав к ее крючкам через один шашки.

Грузится она так же, как и донная снасть, так что встежка у нее поднимается над дном, поводки с шашками поднимаются над встежкой, а поводки, лишенные шашек, спускаются ко дну. Таким образом двустенная снасть захватывает по глубине вдвое большее пространство, чем обычная донная снасть, но промежутки между поводками вдвое больше, хотя поводки и встегивают-ся у нее чаще (сантиметров через 20), чем у донной снасти.

Основным недостатком самоловной (и шашковой) снасти является большое повреждение ловимой рыбы. Осматривая снасть, то и дело видишь оборванные поводки и спутанные места, покрытые рыбьей слизью. Очевидно, в этих местах была рыба, но сорвалась и ушла с более или менее значительными ранами. Особенно опасны в этом отношении старые сточенные крючки, которые наносят рыбе большие рваные раны, но не могут ее удержать.

В довоенные годы было произведено обследование красной рыбы, пойманной неводом в низовьях Волги и, следовательно, прошедшей самоловные порядки, расположенные перед ее устьями. Оказалось, что свыше 50 % этой рыбы имеют раны от самоловных крючков; иногда эти раны бывают ужасны: автору пришлось видеть белугу, пойманную неводом, имевшую на брюхе длинную рваную рану, сквозь которую была видна икра.

Самоловная крючковая снасть не только повреждает пойманную рыбу (что ведет к понижению качества товара), но наносит повреждение и рыбам, остающимся в водоеме. В этом отношении она весьма невыгодно отличается от большинства рыболовных орудий, и желательно избегать ее применения в тех случаях, когда по местным условиям можно производить лов другими орудиями.

Ловля на самоловы с нагоном

Как видно из описания профессора Баранова, осетровые рыбы добывались самоловными снастями на Каспийском море и впадающих в него реках исключительно пассивным способом.

Однако в других регионах России существовали и достаточно активные способы самоловного промысла – с нагоном рыбы на снасть. К таким можно отнести «бой» (иначе – «боевку»), применявшийся ангарскими рыболовами. Сокращенное описание этой ловли заимствую из статьи Г. Афанасьевой-Медведевой в альманахе «Тобольск и вся Сибирь»:

«Бой, боевки – так местные жители называют способ добычи красной рыбы на Ангаре в местах ее зимней спячки – в зимовальных ямах.

Красноперка[6] – рыба стайная; устроившись друг на друге, «плотом», в несколько уходящих ко дну рядов, она зимует в одних и тех же местах: у порогов, перекатов, в шиверах. Это хорошо знали на Ангаре.

В конце сентября – начале октября, до Покрова, устраивали так называемые выставки: со всей Ангары съезжались рыбаки к Ковинской шивере, Рыбинской, Алдьиной, к Шиманскому порогу, Морскому, Аплин-скому.

Каждая деревня в этих местах выставляла по нескольку своих лодок (отсюда и слово выставка). Общее их число иной раз достигало 600–700. С них и боевали рыбу.

В каждой лодке сидели по два боевщи-ка, мужчина и женщина, чаще всего муж и жена, иногда брали третьего, из «недоростков», помощника. Старший, обычно это был самый опытный, пользующийся авторитетом боевщик, выбирал близ берега на угоре высокую лиственницу, ставил на ней мету, вывешивал на вершину красное полотно – выше отмеченного таким образом места никто не имел права ставить самоловы. Утром ставили подмет – самоловы-продольники, а вечером выезжали на бой. Первым выезжал старший, за ним – всеостальные. Сидящие в лодках начинали «выбуживать» рыбу: поднимали шум, бросали заранее приготовленные камни, гулко стучали веслами по воде. Разбуженная рыба всплывала из холодной глуби, растерянно бросалась вниз по всей ширине реки и попадала на крючки с остро отточенным жалом; встав на крючок, она не высвобождалась из плена, бездвижно замирала. Каждый хозяин знал свой самолов, перед этим он «пятнал» наплавы своего самолова: окрашивал их или делал зарубки. Чтобы пойманная рыба «не уснула», ее садили на кукун (на лышную, из коры тальника, связку) или держали в деревянных садках. По мере необходимости доставали ее оттуда и употребляли в пищу.[7]

Во время боя рыбаки ночевали прямо на берегу: на стылую землю стелили сухой палый лист, лапник мохнатые еловые ветки, сверху бросали привезенный с собой потник, накрывались стеженкой. Если шел дождь или пробрасывал снег, лодку вытаскивали на берег, переворачивали вверх дном – крышей, под ней и спали. На берегу то там, то здесь беспрестанно мигали костры; тесно прижавшись друг к другу, чтобы «не растерять тепло», кучно сидели уставшие рыбаки; за чаем, за разговором коротали осеннюю холодную ночь…»

Налимьи самоловы

Чтобы закончить историческую справку о самоловных снастях, стоит коротко упомянуть ловлю ими налимов. Теоретически, лишь самоловные орудия для налимьего лова могут еще вернуться в обойму снастей, разрешенных для рыболовов-любителей: налимов, особенно в северных регионах, еще вполне достаточно, проколотые крючком, никакой резвости они не выказывают, а живучестью не уступают осетровым (браконьеры, нехорошие люди, рассказывают, что пробитый в двух-трех местах зубьями остроги налим по нескольку часов, а иногда даже и дней, живет в садке).

Налимы попадались на самоловы либо в качестве прилова при ловле стерляди (причем в давние годы многими ловцами почитались за сорную рыбу и выбрасывались), либо ловились на специальные налимьи самоловы (на севере) во время зимнего нерестового хода, начинавшегося вскоре после ледостава.

В реках налим стаями идет против течения, в озерах – к местам, изобилующим подводными ключами либо к устьям впадающих речек. Снасть для налима отличалась более тесным, чем у стерляжьей, расположением поводков (расстояние между крючками не более 15 см) и выставлялась по возможности так, чтобы крючки находились как можно ближе к дну.

Понятно, что такая снасть наиболее уловиста будет на местах с чистым и ровным дном, в то время как налим для своего хода зачастую выбирает участки с дном каменистым, неровным. Если учесть, что во время движения к местам нереста налим не прекращает питаться и с успехом ловится на наживляемые многокрючковые снасти – на переметы, подпуски и подледники, – то становится очевидно, что добыча его самоловами была связана не с большой уловистостью этой снасти, а с трудностью добывания зимой наживки (червя, живца и т. д.) в количествах, необходимых для переметов.

Щучьи капканы

Щучий капкан – снасть уникальная, никак не укладывающаяся в классификацию рыболовных орудий. По принципу действия с ней схожи всевозможные удочки и донки с самоподсекателями, регулярно изобретаемые рыболовами, и так называемая «волжская дурилка», описанная еще Л. П. Сабанеевым, – но схожи весьма отдаленно; в отличие от многих других рыболовных названий, весьма условных, капкан и в самом деле больше всего похож на звероловный капкан, адаптированный к водным условиям.

Многокрючковой эту снасть не назвать, да и вообще крючковой, – скорее щучий капкан является неким гибридом крючковых орудий лова и колющих (острога, ружье для подводной охоты).

По слухам, щучьи капканы были завезены к нам в середине ХХ века из Финляндии. Вполне возможно, что именно так и обстояло дело. По крайней мере в Финляндии капканы (называемый по-фински iskukoukku – ударный крючок) весьма популярны среди рыболовов, а в России наиболее распространены в северных регионах: Карелии, Архангельской области, Республикеи Коми и т. д.

рожку, удерживающему капкан в настороженном положении, привязывается леска, на которой снасть висит в толще воды (чаще вместо лески используется бечевка, плетеный шнур или проволока).

Конструкция

Простейший щучий капкан (так называемый одинарный) состоит из двух плоских изогнутых стержней с зазубренными острыми концами (см. рис. 15).

Стержни разной длины шарнирно соединены примерно посередине длинного стержня, а выступающие назад их концы притягивает друг к другу небольшая, но достаточно тугая спиральная пружина. К сторожку, удерживающему капкан в настороженном положении, привязывается леска, на которой снасть висит в толще воды (чаще вместо лески используется бечевка, плетеный шнур или проволока).

Рис. 15. Одинарный щучий капкан: а) – в спущенном положении; б) – во взведенном

Размеры щучьих капканов зависят от размеров щук, преобладающих в водоеме, и соответственно от размеров применяемого живца, – расстояние между зубцами настороженной снасти должно примерно в 2,53 раза превышать ширину насаженной на нижний зубец рыбки. Но капканы мелких размеров изготавливать смысла нет – если в водоеме преобладает мелкая щука-травянка (так называемый «костыль»), то удобнее ловить ее жерлицами, которые гораздо дешевле и проще в изготовлении и применении, чем капканы.

Максимальный размер теоретически не ограничен, и среди рыболовов гуляют легенды о таящихся в глухих медвежьих углах «рыбных клондайках», где местные жители насаживают на огромные, деревенскими кузнецами выкованные капканы здоровенных двухкилограммовых живцов, превышающих размерами среднюю добычу столичных кружочников и жерличников. И ловят щук соответствующих размеров.

Если приобрести капкан в магазине затруднительно, нетрудно изготовить его самому, обладая слесарными навыками, или же заказать знакомому слесарю. Материалом служит стальной пруток диаметром от 4 мм и выше, пружины используются любые, подходящие по размеру (некоторые рыболовы делают их из отрезков спиральной обмотки тросика сцепления).

Рис. 16. Двойной щучий капкан

Двойной капкан (см. рис. 16) устроен чуть сложнее, но принципиально ничем не отличается.

Применение капканов

Живца насаживают на нижний зубец взведенного капкана, проводя его острие сбоку под кожей от брюшка до спинного плавника, так, чтобы рыбка располагалась поперек плоскости капкана. Иногда живца пришивают к зубцу несколькими витками тонкой медной или стальной проволоки.

При наживлении капканов необходимо соблюдать максимальную осторожность, при неаккуратном обращении капкан способен серьезно травмировать пальцы. Желательно, чтобы насадка хотя бы 1–2 часа оставалась живой, слегка шевелящейся, тогда количество хваток увеличивается. Но в хороший жор (а при плохом капканы не используют) щука хватает и на мертвую рыбку, лишь бы та была свежей, а резкие движения чересчур активного живца могут привести к холостому срабатыванию капкана.

Когда щука хватает наживку, несущая бечева срывает сторожок, и капкан захлопывается, пробивая зубцом верхнюю челюсть рыбы (двойной капкан – двумя зубцами).

Устанавливаются капканы вполводы или вблизи дна. Длина несущей бечевы может быть различной в зависимости от особенностей места ловли. Вообще, установка капканов очень напоминает установку жерлиц – бечева крепится к крепкому суку склоненного над водой дерева, к вершине наклонно воткнутого в дно шеста и т. д. Но, в отличие от жерлицы, капкан не нуждается в запасе лески или бечевки, который могла бы смотать схватившая живца щука.

Всякий, кто хоть немного разбирается в повадках щуки, поймет, что капканы возможно применять только там, где хищниц много и они не слишком активно преследуются рыболовами. Щука, достигшая в окрестностях крупного города размера, позволяющего ловить ее капканом, наверняка каких только снастей не повидала и отнесется с подозрением к громоздкой и заметной металлической конструкции.

Как и многие неспортивные снасти, щучьи капканы имеют своих сторонников и ярых противников. Первые утверждают, что снасть эта наиболее щадящая: с нее не уходят травмированные крючком подранки. Противники возражают: нет, уходят, якобы кому-то где-то попадались щучки с разнесенной вдребезги верхней челюстью, – явно работа капкана.

Наверное, капкан с чересчур мощной пружиной и в самом деле способен разбить рыбе челюсть и не захватить ее (известно, что голодные щурята порой хватают живца, проглотить которого ни при каких условиях не способны), но это скорее исключение из правил, иначе бы водоемы, где ловят капканами, кишели бы искалеченной рыбой.

Как бы то ни было, в большинстве субъектов федерации на Европейском Севере России (кроме Вологодской области) ловля капканами разрешена любителям с ограничением их количества у одного рыболова.

Большинство «щукарей» редко пользуются капканами не из-за запретов, а по иной причине: кружки, жерлицы и живцовые удочки не менее уловисты (даже более – в тех водах, где хищников мало, а рыбаков много) и гораздо проще в изготовлении и применении.

Однако при определенных условиях – например в глубоких и сильно закоряжен-ных омутах небольших лесных речек, если там водится крупная щука, – капканы становятся единственной снастью, позволяющей рассчитывать на стабильный улов.

Оглавление

Доминантный фолликул что делать

Батончики мюсли являются продуктом для ведения здорового образа жизни и имеют огромное число полезных свойств для организма человека. Содержание продукта основывается на сочетании мюсли с фруктами, которые обладают высокой энергетической ценностью. Большой популярностью.

Как сделать свои батончики мюсли

Батончики мюсли в домашних условиях - Пошаговый рецепт с фото Десерты

Как сделать свои батончики мюсли

Домашние батончики мюсли рецепт, как их сделать в домашних условиях

Как сделать свои батончики мюсли

Батончики -мюсли : как сделать в домашних условиях? Батончики -мюсли

Как сделать свои батончики мюсли

Диетические батончики мюсли - пошаговый рецепт с фото на Повар. ру

Как сделать свои батончики мюсли

Рецепт батончиков мюсли. Как приготовить батончики мюсли, фото

Как сделать свои батончики мюсли

Домашние батончики мюсли рецепт с пошаговыми фотографиями на

Как сделать свои батончики мюсли

Батончики -мюсли в домашних условиях рецепт Волшебная Eда. ру

Как сделать свои батончики мюсли

Готовим батончик «Мюсли» в домашних условиях Фитнес

Как сделать свои батончики мюсли

Как сделать батончики мюсли своими руками: рецепты

Как сделать свои батончики мюсли

Домашние батончики мюсли - рецепт с фото